tov_y: (Main point)
[personal profile] tov_y
Большая война между Советским Союзом и Третьим Рейхом могла развиваться по одному из всего трёх сценариев:
1) СССР первым начинает стратегическое развёртывание и успевает его безнаказанно довести до той стадии, когда возможно введение в действие планов прикрытия мобилизации, сосредоточения и развёртывания, по завершении которых осуществляется глубокая операция против Германии и её союзников;
2) СССР первым начинает стратегическое развёртывание, но оно оказывается своевременно вскрыто Германией, что позволяет ей до ввода в действие советских планов прикрытия сосредоточить на границе силы, достаточные для нанесения превентивного удара;
3) Германия первой начинает стратегическое развёртывание, успевает его завершить и сразу наносит удар всей мощью, осуществляя глубокую операцию против СССР.
Сценарий превентивного удара со стороны СССР исключён. Перехват инициативы советской стороной был невозможен как из-за логистических (к востоку от границы дорожная сеть хуже, а плечо перевозок больше), так и из-за мобилизационных (Вермахт был отмобилизован и имел развёрнутые тылы, а Красная Армия должна была сначала получить по мобилизации личный состав, транспорт и средства тяги) ограничений. Этими же обстоятельствами объясняется и асимметрия первого и третьего сценариев – хотя оба они предполагают глубокую операцию, подготовка к ней должна была происходить по-разному.
Глубокая операция от превентивного удара отличается не только масштабом, но и перспективами. Стратегическая задача превентивного удара – срыв сосредоточения противника и занятие позиций, которые возможно удерживать до завершения собственного сосредоточения. Глубокая операция не завершается достижением её первоочередных целей, а должна предусматривать ясные возможности дальнейшего развития.
Советская разведка уверено вскрывала переброску немецких войск к границе с первых чисел апреля 1941 г., т.е. с момента её начала. Она должна была восприниматься как подготовка Третьего Рейха либо к обороне в рамках первого сценария, либо к осуществлению превентивного удара – в рамках второго, либо к глубокой операции против Советского Союза – в рамках третьего.
Сегодня известно, что реализовался третий сценарий. Однако действия военно-политическое руководства СССР позволяют полагать, что до войны оно воспринимало реальность исключительно в рамках первого сценария, а сразу после её начала – в рамках второго. Катастрофа приграничного сражения во многом связана с переходом от одного неверного сценария к другому неверному сценарию.
География театра военных действий, на котором разворачивались события конца июня – начала июля 1941 г., на стратегическим уровне практически однозначно определяет направление основных ударов немцев как для второго, так и для третьего сценариев. Никакого особого секрета здесь нет – крупные мотомеханизированные соединения действуют вдоль водоразделов, что позволяет наступающим избежать пересечения притоков крупных рек в их нижнем течении и свести к минимуму необходимость форсирования самих крупных рек.
Конфигурация границы предоставляла Германии всего три плацдарма для сосредоточения крупных сил (с юга на север): широкий люблинский и узкий сувалкинский выступы, глубоко вдающиеся в советскую территорию, и район Тильзит, где Неман протекает по германской территории. Для каждого из этих плацдармов действия Вермахта вполне очевидны как при осуществлении глубокой операций, так и при нанесении превентивного удара. Для южного фаса люблинского выступа (группа «Юг») и района Тильзит (группа «Север») это должны быть рассекающие удары с односторонним охватом, а для сувалкинского выступа и северного фаса люблинского выступа (группа «Центр») – скоординированный двусторонний охват. Разница лишь в глубине и направлении этих ударов. В каждом, без исключений, случае командование наших фронтов пыталось парировать превентивные удары, принимая пехоту за основные силы противника, и не видело его танковых клиньев, прорывающихся в глубокий тыл.
Heeresgruppe “Nord”
Из района Тильзит, где была сосредоточена 4ТГр, возможно нанесение глубоких ударов в двух направлениях: на север и на северо-восток.
Северное направление удара лежит между бассейнами Вента и Дубиса, а далее – между притоками Лиелупе и тяготеет к магистрали ТильзитТаурагеСкаудвилеКельмеШяуляйИонишкисЕлгаваРига.
Северо-восточное направление удара связано с водоразделом бассейнов Лиелупе (Муса и Мемеле) и Неман (Невежис и Швянтойи) и идёт вдоль магистрали ШяуляйПаневежисДаугавпилс. Хотя она ориентирована широтном направлении, наступающим не обязательно двигаться вплоть до Шяуляй на север, чтобы там резко повернуть на восток, – рациональнее «срезать угол», т.е. сразу избрать северо-восточное направление. При этом возникает коридор параллельных поднаправлений, северная граница которого смещена в бассейн Лиелупе и тяготеет к линии СкаудвилеПаневежисЕкабпилс, а южная – смещена в бассейн Неман и тяготеет к магистрали КаунасУкмергеУтенаЗарасайДаугавпилс (выйти на неё без пересечения Неман и Вилия возможно по маршруту СмалининкайАрёгалаКедайняйУкмерге.
Выбор направления главного удара зависит от оперативной задачи. Бросок подвижных соединений на север к Рига позволяет установить контроль над балтийским побережьем, окружив прикрывающие его советские войска, а также создать устойчивую линию обороны по идущим в меридиональном направлении рекам Муса и Невежис, не предполагающую, однако, ясных возможностей дальнейшего наступления. А вот выход подвижных соединений к среднему течению Западная Двина позволял не только расчленить советские силы в Прибалтике, но и захватить плацдармы на правом берегу реки, необходимые для дальнейшего развития наступления на Остров и Псков. Первое решение соответствует превентивному удару, направленному на срыв сосредоточения советских войск, второе – задачам глубокой операции.
В реальности мотомеханизированные соединения 4ТГр наступали на северо-восток в коридоре направлений ТильзитЕкабпилс и СмалининкайДаугавпилс. Из трёх танковых дивизий группы только одна (1 тд), на начальном этапе продвигавшаяся на Шяуляй (и повернувшая на северо-восток у Кельме), была 22 июня замечена командованием СЗФ. И действия противника именно в этом – северном – направлении оно и пыталось парировать силами имевшихся в его распоряжении 3 и 12 мк и 9 птабр, что свидетельствует о восприятии событий как превентивного удара немцев. Однако даже такое их восприятие было экспромтом.
Дело в том, что при использовании на одном из указанных направлений мотомеханизированных сил, по другому должна наступать пехота. Её задача – связывать прикрывающие это направление силы, не позволяя им организовано отойти на тыловые рубежи или выйти на коммуникации уходящих вперёд подвижных соединений. Однако успешность действий пехоты на вспомогательном направлении существенным образом зависела от захвата неповреждёнными мостов через притоки Неман, вероятность чего определяется расстоянием до них от границы. Захват мостов через Юра в Таураге (до которого от границы всего несколько километров по шоссе) не представляет проблемы для пехоты, тогда как захват ею мостов через реку в Арёгала (до которой от границы 50 км по прямой) почти невероятен (к примеру, мост через Неман в Пренай, находящемся на таком же расстоянии от границы, немецкой пехоте захватить неповреждённым не удалось). Таким образом, даже нанесение превентивного удара на север предполагало выделение хотя бы одной танковой дивизии и на северо-восточное направление. А раз это не было априори очевидно для командования СЗФ, то ни одна из оперативных задач, которые мог бы в полосе его обороны решать противник, не анализировалась до начала боевых действий.
"Heeresgruppe “Mitte”
Из сувалкинского выступа, где была сосредоточена 3ТГр, возможно нанесение ударов в двух направлениях: на восток и на юго-восток.
Восточное направление связано с действиями на правом берегу Неман по общей линии СувалкиОшмяныМолодечноМинск. Здесь возникает два варианта наступления: северный (в междуречье Мяркис и Вилия) и южный (между Мяркис и верхним течением Неман). Неман преодолевается по северному варианту в районе Алитус или Мяркине, находящихся примерно в 40 км от границы, а по южному – в районе Друскининкай, до которого от границы всего 20÷25 км. Поэтому использование мотомеханизированных соединений в северном варианте неизбежно, а в южном – опционально (тем более, что на левый берег Мяркис часть сил с правого можно передать через Варена, т.е. уже в правобережье Неман, что и было сделано в реальности). Дополнительным аргументом в пользу сосредоточения на северном варианте была возможность «прихватить» по дороге Вильнюс.
Юго-восточное направление связано с действиями на левом берегу Неман по линии АвгустовГродноВолковыскРужаны (или ВолковыскЗельваСлоним), т.е. в междуречье Неман и Бобра.
Удар из сувалкинского выступа должен дополняться смыкающимся с ним ударом с северного фаса Львовского выступа, где была сосредоточена 2ТГр. Оттуда севернее бассейна Припять можно наступать только на северо-восток – между её бассейном и бассейнами Нарев и Неман. Соответствующий этому направлению коридор ограничен линиями Бяла-ПодляскаПружаныРужаныСлоним и БрестКобринБерёзаИвацевичиБарановичиСтолбцыМинск, которые, несмотря на географическую близость, соответствуют разным оперативным задачам.
Действия вдоль первой (северо-западной) линии в сочетании с юго-восточным направлением удара из сувалкинского выступа позволяют замкнуть клещи в районе Ружаны или Слоним, что соответствует превентивному удару с окружением советских войск, находящихся в белостокском выступе, и организацией обороны примерно по линии рек Зельвянка или Щара и Ясельда. Очевидного развития на восток такой результат не имеет.
Действия вдоль второй (юго-западной) линии в сочетании с восточным направлением удара из сувалкинского выступа соответствуют задачам глубокой операции и после окружения Минска позволяют продолжить наступление по линии БорисовОршаСмоленск. Более того, параллельность основных направлений позволяет (при наличии достаточных сил) продвигаться сразу по обоим, осуществив в удобном месте сдвиг оперативных направлений на восток. Таким местом является Слоним – конец северной линии наступления, двигаться от которого на Барановичи просто так было бы затруднительно, однако если этой цели уже достигли силы, действующие по южной линии, то можно просто сменить их, высвободив их для поворота на восток. При этом возникает нетривиальная возможность наступать в глубине советской обороны по расходящимся направлениям СлонимБарановичиСтолбцыМинскБорисов и ИвацевичиБарановичиСлуцкБобруйск, выходя к реке Березина на широком фронте.
Принципиальное непонимание задач, решаемых противником, существенно искажало восприятие его действий. Так, 22 июня командование ЗФ увидело на северном фасе белостокского выступа 2 танковых и 2 мотопехотных дивизии немцев, действующие в направление Гродно, хотя никаких мотомеханизированных сил противника там не было вовсе. Ещё 1 фантомная танковая дивизия была обнаружена на южном фасе белостокского выступа в районе Цехановец, где каких-либо осмысленных задач для подвижных соединений и вообразить-то нельзя. При этом командование фронта не замечает ни угрозы выхода в его глубокий тыл 3ТГр, наступающей в полосе СЗФ, ни силу удара 2ТГр (из 5 её танковых дивизий советская сторона с трудом видела 1), полагая наступающего на Кобрин противника и вовсе немоторизованным, хотя кроме танковых тот имел 3 мотопехотные дивизии и 1 отдельный мотопехотный полк), ни, тем более, скорость её продвижения (к исходу 23 июня передовые части немцев преодолели реки Ясельда и Щара, на рубеже которых лишь 24 июня предполагалось организовывать оборону). Практически все резервы фронта, собранные в конно-механизированную группу под командованием И.В.Болдина, были брошены против несуществующих танков в районе Гродно. А катастрофическая ситуация на минском направлении была осознана командованием фронта лишь 25 июня (и то случайно), когда что-либо поправить было уже нельзя.
По состоянию на 23 июня был замечен только удар СедльцеВолковыск, да и тот воспринимался как вспомогательный (что правильно лишь в том случае, когда замечены основные удары, наносившееся параллельно, но юго-восточнее).
"Heeresgruppe “Süd”
С южного фаса люблинского выступа, где была сосредоточена 1ТГр, удар возможен только на восток. На Украине основной водораздел идёт в широтном направлении (примерно по параллели Львов с небольшим склонением к юго-востоку). К северу от него лежат верховья Западный Буг и правые притоки Припять, а к югу – левые притоки Днестр и верховья Южный Буг. Расположение крупных транспортных магистралей предполагает при осуществлении глубокой операции смещение оси основного удара от водораздела либо к северу (примерно до широты Киев), либо к югу.
Северный вариант был предпочтительнее для немцев по целому ряду причин.
Во-первых, он даёт широкий коридор направлений наступления между линиями УстилугВладимир-ВолынскийЛуцкРовноНовоград-ВолынскийЖитомирКиев и КрыстынопольРадеховКременецШепетовкаБердичевБелая Церковь, тогда как южный вариант связан с действиями исключительно по линии ЛьвовЗолочевЗборовТарнопольПроскуровВинницаУмань (достижимой по маршруту Рава-РусскаяЖовкваБускЗолочев). Это направление не только почти на всём протяжении лишено дублёров (к югу от водораздела речная сеть намного гуще), что предполагает действия на узком фронте, но и тяготеет к крупным транспортным узлам, что повышает вероятность сильного сопротивления или фланговых контрударов.
Во-вторых, северный вариант, начинается с острия сокальского выступа, где Западный Буг является пограничной рекой, что позволяет неожиданно форсировать его, тогда как при следовании южному варианту до верховий этой реки сначала надо дойти (примерно 75 км по шоссе или 50 км по прямой), что исключит фактор внезапности.
В-третьих, следование северному варианту позволяет провести максимально полный охват советских войск. В случае успеха такой удар рассекает оборону Красной Армии даже не на оперативную, а на стратегическую глубину, превращая позиции ЮФ и ЮЗФ в огромный «балкон», находящийся под угрозой отсечения после поворота подвижных соединений на юго-восток в междуречье Южный Буг и Днепр. Отвод войск, оказывающих в этом «балконе», практически неосуществим, тогда как при следовании южному варианту силы обороняющихся, расположенные к северу от линии удара, могут беспрепятственно отойти на восток.
В реальности наступление 1ТГр почти полностью следовало северному варианту, на который были выделено 4 из 5 танковых и 2 из 3 мотопехотных дивизий. Действия по южному варианту носили вспомогательный характер и начались только 28 июня.
Помимо чисто восточного направления наступления, соответствующего задачам глубокой операции, имеется и альтернативное направление, соответствующее задачам превентивного удара. Оно обусловлено наличием по обе стороны от водораздела множества меридионально ориентированных рек. С севера это разветвлённые Стырь + Иква и Горынь + Случь, а с юга – Золотая Липа, Стрыпа, Серет, Збруч, Смотрич). Поэтому первоначальное продвижение на восток можно ограничить линией ЛуцкМлыновДубноВербаКременец, достигнув которой, следует повернуть через Броды и Берестечко к югу на Тарнополь и далее до Днестр. При этом советские войска, сосредоточенные в Львовском выступе, оказываются фактически в окружении, т.к. перерезаются все их основные коммуникации, лежащие к северу от Днестр. По линии рек СтырьСтрыпа или ИкваСерет, или ЗбручГорынь можно выстроить устойчивую оборону. Дальнейшего развития на восток такое решение не имеет.
Командование ЮЗФ 22 июня полагало, что противник, имея основные силы мотомеханизированной группировки в районе Берестечко и выйдя передовыми частями на линию ДубноВербаЧервоноармейск, пытается прорваться в направлении БродыТарнополь. Соответственно, предпринимались усилия по парированию ударов сначала по линии РадеховБроды, затем – по линии БерестечкоБроды. Однако в реальности немцы и не пытались наступать правым фланг 1ТГр на юг, двигаясь к востоку на Острог.

January 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
151617 18192021
22232425 262728
293031    

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 08:40 am
Powered by Dreamwidth Studios